Играть, чтобы жить. Книга 1. Срыв, 978-5-699-64828-3

225,00 руб

Краткое описание:

Издательство: Эксмо
Автор: Дмитрий Рус
Серия: LitRPG
Страниц: 448
Формат: 206x 136x 28 мм
Переплет: Твердый переплет. Плотная бум
Год издания: 2014
Язык: Русский
Вес: 324 г
ISBN: 978-5-699-64828-3
Бумажный вариант

В корзину

нет в наличии

Подробно:

Аннотация

Невероятный феномен Срыва всколыхнул мир. Играя в любимую онлайн-игру – будь осторожен при полном погружении в виртуал! Есть немалый шанс, что твое сознание сбросит оковы ущербного тела и навсегда останется в иной реальности. Горе тому, кто завис в Тетрисе! Не позавидуешь и тем, кто сотни раз в день вынужден гореть в броне танковых симуляторов... Но можно ли назвать счастливчиком того, кто сознательно воспользовался феноменом срыва и добровольно погрузился в бескрайний мир меча и магии? Судьба не предоставила Глебу времени на размышления. Смертный приговор врачей перевернул последнюю страницу жизненного календаря. Как поступить – тихо угасать, вычеркивая оставшиеся дни один за другим, или рискнуть, решившись на Срыв? Ставки сделаны – жизнь на зеро. Выбор Глеба – играть, чтобы жить!Отрывок из книги

ДМИТРИЙ РУС ИГРАТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ Особо важно. Только лично. Экземпляр единственный. Из аналитической записки Президенту РФ: «...По итогам прошедшего, 203Х года, из-за проявления феномена срыва, мы потеряли 82 000 человек, что в 3,2 раза больше, чем в прошлом году. Однако нужно заметить, что исчезновение данных граждан в основном лишь усиливает генофонд нации и облегчает нагрузку на экономику страны. Среди добровольно ушедших в срыв, более 89 процентов являются стариками, инвалидами, безнадежно больными, асоциальными элементами, либо просто инфантильными и слабо приспособленными к реальной жизни людьми. Одним словом – социальный балласт. После введения 16-й поправки к Закону об Интернете и Виртуальной реальности, ограничивающей пребывание в ВИРТе 4 часами в сутки, количество спонтанных срывов уменьшилось до 2600 случаев в год. Несмотря на то, что в США и странах Западной Европы, время нахождения в ВИРТе ограничено 3 часами, мы не видим потребности в заимствовании данного опыта, тем более что такой шаг вызовет сильнейшее противодействие Железного Лобби. Однако уже сейчас мы рекомендуем озаботиться созданием ряда заградительных мер, для уменьшения и постепенного свода на нет, потока граждан, желающих добровольно воспользоваться феноменом срыва. Предлагаем следующие меры: 1. Законодательно ограничить степень детализации ВИРТ-миров. 2. Задать максимальный уровень конфигурации и топовой комплектации капсул ВИРТа. 3. Принудительное ухудшение качества связи, вплоть до псевдослучайных разъединений каждые Икс-часов. 4. Полный, либо частичный запрет на подключения к ВИРТ-мирам со степенью виртуализации более 40 процентов для граждан определенных категорий, как то чиновники, военные, ценные научные сотрудники и секретоносители всех степеней...» Глава 1 – Месяц. У вас остался месяц более или менее полноценной жизни, – врач снял очки и устало прикрыл глаза. Я понимаю, что его профессия неизбежно превращает любого романтика в прожжённого циника, но, похоже, лично сообщать ТАКИЕ новости пациенту было всё же не просто. – Месяц... – повторил рано поседевший профессор. Тряхнув головой, он сжал губы в злую нитку и рубанул правду-матку. – А затем, всё зависит от того, что у вас закончится раньше: запас здоровья, желание жить при всё усиливающейся боли, или деньги на недешёвую терапию и медикаменты. Вы извините, что я говорю так резко и не завуалировано. Мне действительно очень жаль... Обычно, диагнозы из списка «А» мы сообщаем только родственникам, но данных о таковых вы не предоставили… Извините... Мне кажется неправильным, если свой последний месяц вы проведете в больничных очередях. Неоперабельная опухоль головного мозга – увы, это конец пути. Современная медицина тут бессильна. Я рекомендую привести дела в порядок, отдать долги друзьям, может быть съездить на море с близким человеком... Доктор говорил что-то ещё, но звук его голоса уплывал, слова доходили до меня с трудом. Застывшим взглядом я смотрел на руки врача, беспрестанно теребившие какие-то бумаги, а в голове билась только одна мысль: «Как?! За что?! Мне же всего тридцать один, жизнь только начала налаживаться, какой к черту рак?» Лишь последняя фраза медика вдруг зацепилась в сознании. Современная медицина? Он сказал: «современная»? А медицина будущего? Она-то ведь наверняка сумеет? Я вскочил с тоскливо скрипнувшего кресла, которое смертельных приговоров слышало больше, чем скамья подсудимых и, скомканно попрощавшись, бросился к двери. Не дожидаясь лифта, прыгая через три-четыре ступеньки, я рекордным темпом добрался до парковки и плюхнулся в водительское кресло своего «хундая». Достал из чехла коммуникатор, запустил браузер и наморщил лоб, вспоминая, что там бубнило радио по дороге на работу? «Мы продаем бессмертие... Шанс на вечную жизнь… Увидеть будущее своими глазами... Центр продления жизни...» «Скрупулёзно выверенные маркетологами слоганы прочно засели в голове, а вот нужная инфа никак не всплывала. Как же этот Центр назывался-то? На попытку напрячь мозг, голова ответила оч...

 

Рекомендуем: