Бажов. Малахитовая шкатулка, 978-5-17-068755-8

130,00 руб

Краткое описание:

Издательство: АСТ
Автор: Павел Петрович Бажов
Серия: Мои любимые книжки
Страниц: 448
Формат: 165x118x25 мм
Переплет: обл - мягкий переплет
Год издания: 2011
Язык: Русский
Вес: 254 г
ISBN: 978-5-17-068755-8
Бумажный вариант

В корзину

есть в наличии

Подробно:

Содержание

Серебряное копытце Огневушка-Поскакушка Голубая змейка Синюшкин колодец Медной горы Хозяйка Малахитовая шкатулка. Каменный цветок Горный мастер Хрупкая веточка Железковы покрышки Две ящерки Приказчиковы подошвы Сочневы камешки Травяная западенка Таюткино зеркальце Кошачьи уши Словарь



Аннотация

В сборник вошли самые известные сказы замечательного русского писателя П.П.Бажова: Серебряное копытце, Малахитовая шкатулка, Медной горы Хозяйка и другие.

Отрывок из книги

Малахитовая шкатулка У Настасьи, Степановой-то вдовы, шкатулка малахитова осталась. Со всяким женским прибором. Кольца там, серьги и протча по женскому обряду. Сама Хозяйка Медной горы одарила Степана этой шкатулкой, как он еще жениться собирался. Настасья в сиротстве росла, не привыкла к экому-то богатству, да и нешибко любительница была моду выводить. С первых годов, как жили со Степаном, надевывала, конечно, из этой шкатулки. Только не к душе ей пришлось. Наденет кольцо... Ровно как раз впору, не жмет, не скатывается, а пойдет в церкву или в гости куда – замается. Как закованный палец-от, в конце нали посинеет. Серьги навесит – хуже того. Уши так оттянет, что мочки распухнут. А на руку взять – не тяжелее тех, какие Настасья всегда носила. Буски в шесть ли семь рядов только раз и примерила. Как лед кругом шеи-то и не согреваются нисколько. На люди те буски вовсе не показывала. Стыдно было. – Ишь, скажут, какая царица в Полевой выискалась! Степан тоже не понуждал жену носить из этой шкатулки. Раз даже как-то сказал: – Убери-ко куда от греха подальше. Настасья и поставила шкатулку в самый нижний сундук, где холсты и протча про запас держат. Как Степан умер да камешки у него в мертвой руке оказались, Настасье и причтелось ту шкатулку чужим людям показать. А тот знающий, который про Степановы камешки обсказал, и говорит Настасье потом, как народ схлынул: – Ты, гляди, не мотни эту шкатулку за пустяк. Больших тысяч она стоит. Он, этот человек-от, ученой был, тоже из вольных. Ране-то в щегарях ходил, да его отстранили: ослабу-де народу дает. Ну, и винцом не брезговал. Тоже добра кабацка затычка был, не тем будь помянут, покойна головушка. А так во всем правильный. Прошенье написать, пробу смыть, знаки оглядеть – все по совести делал, не как иные протчие, абы на полштофа сорвать. Кому-кому, а ему всяк поднесет стаканушку праздничным делом. Так он на нашем заводе и до смерти дожил. Около народа питался. Настасья от мужа слыхала, что этот щегарь правильный и в делах смышленый, даром что к винишку пристрастье поимел. Ну, и послушалась его. – Ладно, – говорит, – поберегу на черный день. – И поставила шкатулку на старо место. Схоронили Степана, сорочины отправили честь честью. Настасья – баба в соку да и с достатком, стали к ней присватываться. А она женщина умная, говорит всем одно: – Хоть золотой второй, а все робятам вотчим. Ну, отстали по времени. Степан хорошее обеспечение семье оставил. Дом справный, лошадь, корова, обзаведенье полное. Настасья баба работящая, робятишки пословные, не охтимнеченьки живут. Год живут, два живут, три живут. Ну, забеднели все ж таки. Где же одной женщине с малолетками хозяйство управить! Тоже ведь и копейку добыть где-то надо. На соль хоть. Тут родня и давай Настасье в уши напевать: – Продай шкатулку-то! На что она тебе? Что впусте добру лежать. Все едино и Танюшка, как вырастет, носить не будет. Вон там штучки какие! Только барам да купцам впору покупать. С нашим-то ремьем не наденешь эко место. А люди деньги бы дали. Разоставок тебе. Однем словом, наговаривают. И покупатель, как ворон на кости, налетел. Из купцов все. Кто сто рублей дает, кто двести. – Робят-де твоих жалеем, по вдовьему положению нисхождение тебе делаем. Ну, оболванить ладят бабу, да не на ту попали. Настасья хорошо запомнила, что? ей старый щегарь говорил, не продает за такой пустяк. Тоже и жалко. Как-никак женихово подаренье, мужнина память. А пуще того девчоночка у ней младшенькая слезами улилась, просит: – Мамонька, не продавай! Мамонька, не продавай! Лучше я в люди пойду, а тятину памятку побереги. От Степана, вишь, осталось трое робятишек-то. Двое парнишечки. Робята как робята, а эта, как говорится, ни в мать, ни в отца. Еще при Степановой бытности, как вовсе маленькая была, на эту девчоночку люди дивовались. Не то что девки-бабы, а и мужики Степану говорили: – Не иначе эта у тебя, Степан, из кистей выпала. В кого только зародилась! Сама черненька да басенька, а глазки зелененьки. На наших девчонок будто и вовсе не походит. С...

 

Рекомендуем: