Абдуллаев. Обретение ада, 978-5-17-056815-4

68,00 руб

Краткое описание:

Издательство: Астрель, АСТ, Жанры
Автор: Чингиз Абдуллаев
Серия: Абдуллаев(м/нов)
Страниц: 416
Формат: 70x90/32
ISBN: 978-5-17-056815-4, 978-5-271-22505-5
Бумажный вариант

В корзину

есть в наличии

Подробно:

Содержание

ЧАСТЬ I . Его прошлое Прага. 8 января 1991 года Москва. 9 января 1991 года Нью-Йорк. 10 января 1991 года Москва. 10 января 1991 года Будапешт. 13 января 1991 года Торонто. 14 января 1991 года Берлин. 16 января 1991 года Болгария. София. 18–19 января 1991 года Берлин. 20 января 1991 года Москва. 20 января 1991 года Болгария. Елин-Пелин. 20 января 1991 года Москва. 21 января 1991 года Торонто. 22 января 1991 года София. Болгария. 22 января 1991 года Торонто. 22 января 1991 года . (продолжение) София. Болгария. 23–24 января 1991 года ЧАСТЬ II . Его настоящее Берлин. 23 января 1991 года Торонто. 24 января 1991 года Берлин. 24 января 1991 года Москва. 24 января 1991 года Берлин. 24 января 1991 года . (продолжение) Лэнгли. 25 января 1991 года Мюнхен. 25 января 1991 года Москва. 25 января 1991 года Мюнхен — Берлин. 25 января 1991 года (продолжение) Бонн. 25 января 1991 года ЧАСТЬ III . Его возвращение Москва. 26 января 1991 года Берлин. 26 января 1991 года Берлин. 26 января 1991 года Берлин. 26 января 1991 года. Западная зона Берлин. 26–27 января 1991 года. Восточная зона Москва. 27 января 1991 года Берлин. 27 января. Восточная зона Берлин. 27 января 1991 года. Западная зона Берлин. 27 января 1991 года. Восточная зона Берлин. 27 января 1991 года. Западная зона Берлин. 27 января 1991 года. Западная зона Берлин. 27 января 1991 года. Восточная зона Берлин. 27 января 1991 года. Восточная зона Берлин. 27 января 1991 года. Западная зона Берлин. 28 января. Утро. Восточная зона Берлин. 28 января 1991 года. Западная зона Берлин. 28 января 1991 года. Восточная зона ЧАСТЬ IV . Его будущее . (год спустя) Лэнгли. 25 марта 1992 года Москва. 27 марта 1992 года Москва. 31 марта 1992 года Москва. 10 апреля 1992 года Москва. 23 апреля 1992 года Москва. 1 мая 1992 года Некоторые предварительные итоги



Аннотация

Он - человек, чья профессия - играть со смертью. Играть до победного конца. Он - один из лучших агентов российской внешней разведки. Один из мастеров выполнять невыполнимое. И теперь он получил новое задание. Задание - опасное, но опасность он уже давно привык считать своей ежедневной работой. Однако это задание - еще и странное. Еще и необычное. И не просто важное - а, возможно, самое важное в его жизни...

Отрывок из книги

Чингиз Абдуллаев Обретение ада Смотрю на правую сторону и вижу, что никто не признает меня: не стало для меня убежища, никто не заботится о душе моей. Псалтырь, псалом 141, 4 Автор выражает благодарность всем бывшим и настоящим сотрудникам КГБ-ФСК-ФСБ-СВР за их помощь в создании этой книги. Автор предупреждает, что данный материал не может быть использован в суде в качестве свидетельских показаний. ЧАСТЬ I Его прошлое Прага. 8 января 1991 года Он терпеливо ждал появления связного. Его удивил этот неожиданный вызов, когда звонивший потребовал столь срочной встречи. Впрочем, после провалов в Великобритании и Франции они наверняка должны были забеспокоиться. И начать действовать, не ожидая, когда будет раскрыта еще одна цепь агентурной разведки КГБ в мире. Он вздохнул. Падение берлинской стены сделало их всех заложниками этой ситуации, когда объединившаяся Германия поглотила не только восточногерманское государство, но и одну из самых эффективных спецслужб мира — разведку ГДР, делавшую так много полезного для своего союзника по Варшавскому блоку. Одновременно были развалены и достаточно эффективные польская и чехословацкая разведки. Это был не просто развал старого мира, это был развал всей системы разведывательных операций за рубежом, когда КГБ и ГРУ лишились почти всех своих союзников. И поэтому приходилось срочно латать старые дыры и избавляться от ставших обременительным балластом агентов, уже попавших под наблюдение других спецслужб. Связной опоздал на десять минут. И появился, как всегда, нервничая. Хотя он, по логике вещей, мог не беспокоиться. Он пользовался дипломатическим иммунитетом, и у него был свой зеленый паспорт дипломата, который поможет ему в случае провала благополучно выехать из страны, избежав ареста. В прежние времена об этом даже не думали. Прага была так же безопасна, как Киев или Минск. Сотрудники посольства и КГБ чувствовали себя в братских социалистических странах почти как у себя дома. И вот все рухнуло. В Чехословакии, к счастью, обошлось без подобия румынских эксцессов. Произошла «бархатная» революция, социалистический режим был развален мирно и без кровопролития. И пришедший теперь связной из посольства действовал уже в другой стране и с другими условиями работы. Это и предопределяло все его нервные ужимки. Они знали друг друга в лицо достаточно давно, поэтому обошлись без ненужных паролей и приветствий. Связной сел рядом с резидентом на скамью. — Как дела? — спросил он, доставая сигареты. — Это я должен спрашивать, — пробормотал резидент, — может, вы наконец объясните столь срочный вызов? Я бросил все свои дела, чтобы примчаться сюда. — Правильно, — сказал связной, — получен новый приказ из Москвы. Срочно сворачивайте всю работу и выезжайте в Болгарию, оттуда можете вернуться в Москву, вам будут подготовлены соответствующие документы. — В Болгарию, — усмехнулся резидент, — у них такой же бардак, как везде. Раньше из Западной Европы ездили через ГДР или Чехословакию. Новые времена? — Мне не поручали обсуждать с вами такие детали, — нервно заметил связной. — Конечно, не поручали. Значит, конец. — Резидент вздохнул, поднимаясь со скамьи. Он знал, что задерживаться во время подобных встреч нельзя. — Передайте, я все понял. Завтра утром вылетаю в Софию. Канал связи прежний? — Да, — сегодня связной нервничал более обычного. — Вас что-то беспокоит? — спросил резидент. — Нет-нет, ничего. Просто мне хотелось бы поскорее закончить нашу встречу. Что у вас по нашей группе войск в Германии? Вы подготовили все документы? — Да, конечно. Я возьму их собой. Очень неприглядная картина. — Я передам в Москву. В Софии вас будут ждать. — Прощайте, — кивнул резидент. — Прощайте, — поднялся связной, — желаю успехов. И ушел не оглядываясь. «Какая глупость, — подумал резидент. — Именно сейчас, когда у нас столько потерь, сворачивать работу в ГДР и Чехословакии». Может, им нужны результаты работы его группы? Но почему такая спешка? Он мог бы принести еще много пользы. Да и полученные материалы позволяют сделать очень неприя...

 

Рекомендуем: