Метерлинк. Разум цветов, 978-5-17-070077-6

169,00 руб

Краткое описание:

Издательство: АСТ
Автор: Морис Метерлинк
Серия: Классическая и современная про
Страниц: 284
Формат: 165x 105x 14 мм
Переплет: Мягкий переплет. Крепление ск
Год издания: 2010
Язык: Русский
Вес: 130 г
ISBN: 978-5-17-070077-6
Бумажный вариант

В корзину

нет в наличии

Подробно:

Содержание

ДВОЙНОЙ САД[11] НА СМЕРТЬ СОБАЧКИ ХРАМ СЛУЧАЯ НОВАЯ ДРАМА ИСТОЧНИКИ ВЕСНЫ СМЕРТЬ И КОРОНА ВИД НА РИМ ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ ХРИЗАНТЕМЫ СТАРОМОДНЫЕ ЦВЕТЫ ОБ ИСКРЕННОСТИ ЖЕНСКИЙ ПОРТРЕТ МАСЛИЧНАЯ ВЕТВЬ РАЗУМ ЦВЕТОВ[30] РАЗУМ ЦВЕТОВ АРОМАТЫ МЕРА ЧАСОВ ПО ПОВОДУ КОРОЛЯ ЛИРА ПРОЩЕНИЕ ОБИД НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ БЕССМЕРТИЕ . . . . . .

Аннотация

Философское эссе Метерлинка Разум цветов - весьма необычное произведение, в котором тончайшие и по-настоящему своеобразные наблюдения за жизнью растений служат основой для размышлений о становлении человеческой души, о попытке человеческой личности найти свое место в окружающем мире, не отказываясь от уникальности своего сознания, но используя ее для более глубинного понимания связи человека и природы. Природы, в которой ему надлежит почерпнуть высшую мудрость...Отрывок из книги

НА СМЕРТЬ СОБАЧКИ У меня умер на днях маленький бульдог на шестом месяце своего краткого существования, лишенного каких бы то ни было приключений. Его умные глаза открылись, чтобы глядеть на мир и любить людей, и потом закрылись на несправедливые тайны смерти. Друг, подаривший мне его, дал ему, может быть, для контраста, неожиданную кличку Пелеас.[12] У меня не было причин переименовать его. И разве может бедная любящая собака, преданная и честная, обесчестить имя человека или вымышленного героя? У Пелеаса был большой, выпуклый, могучий лоб, напоминавший лоб Сократа или Верлена.[13] Под черным, сморщенным носиком широкие, симметрично висячие щеки придавали его треугольной голове выражение массивной угрозы и упрямого раздумья… Он был прекрасен естественной красотой урода, строго соответствующей законам его породы… И эта очаровательная маска уродства при малейшей ласке освещалась улыбкой внимательной услужливости, неподкупной невинности, нежной преданности, беспредельной благодарности и безграничной доверчивости. В чем, собственно, выражалась эта улыбка? В наивных, умиленных глазах, в ушах ли, навостренных на голос человека, во лбу ли, наморщенном, чтобы понимать и любить, в четырех ли маленьких, белых, высовывавшихся наружу зубах, которые сверкали радостью за его черными губами, или в обрубке согнутого, по обычаю его породы, хвоста, кончик которого шевелился, выражая глубокую, страстную радость, наполнявшую это маленькое счастливое существо, встретившее еще раз руку и взгляд божества, которому оно всецело предалось? Пелеас родился в Париже, и я увез его с собой в деревню. Здоровые толстые лапы, бесформенные и еще не затвердевшие, мягко носили но неизведанным дорожкам его нового существования его огромную, важную, курносую голову, как бы склонявшуюся под бременем мыслей. Дело в том, что эта неблагодарная и несколько грустная голова, подобно голове скороспелого ребенка, начинала тяжелую работу, подавляющую каждый мозг в начале жизни. В какие-нибудь пять-шесть недель ему нужно было втиснуть в эту голову и привести в порядок достаточно ясное представление и понятие о вселенной. Человек, пользуясь знанием своих предков и братьев, употребляет от тридцати до сорока лет на то, чтобы в общих чертах построить это понятие, или, вернее, на то, чтобы воздвигнуть вокруг него, подобно замку в облаках, растущее сознание своего неведения. Но бедная собака должна одна справиться с этой задачей в несколько дней. И кто знает, может быть, в глазах всеведущего Бога ее понимание мира имеет тот же вес и ту же цену, как и наше. Итак, прежде всего нужно было изучить землю, которую можно царапать и рыть лапами и которая иногда скрывает в себе поразительные сюрпризы: червяков красных и белых, кротов, полевых мышей, кузнечиков. Нужно было также бросить взгляд к небу, не представляющему никакого интереса, ибо оно не содержит ничего съедобного, бросить единственный взгляд, чтобы навсегда затем забыть о нем. Нужно было исследовать траву, удивительную зеленую траву, упругую и свежую, поприще для бега и игр, ласковое безграничное ложе, таящее в себе добрый порей, столь полезный для здоровья. Надо было сверх того сделать тысячу неотложных и любопытных исследований. Например, нужно было, руководствуясь только чувством боли, научиться рассчитать высоту предметов, с которых можно без опасения броситься вниз. Нужно было убедиться, что бесполезно преследовать улетающих птиц и что не надо карабкаться на деревья, гоняясь за дразнящей тебя кошкой различать полосы солнечного света, где так отрадно спать, от полос, погруженных в тень, где дрожишь от холода отмечать с изумлением, что дождь не падает внутри домов, что вода холодна, необитаема и опасна, между тем как огонь благодетелен на расстоянии, но ужасен вблизи установить наблюдением, что луга, двор фермы, а иногда и дороги посещаются гигантскими тварями, которые снабжены угрожающими рогами, чудовищами, может быть, и добрыми, во всяком случае, молчаливыми, которых можно бесцеремонно обнюхивать без того, чтобы они о...

 

Рекомендуем: