Хеллер. Вообрази себе картину, 978-5-17-066004-9

261,00 руб

Краткое описание:

Издательство: АСТ
Автор: Джозеф Хеллер
Серия: Книга на все времена
Страниц: 320
Формат: 206x135x18 мм
Переплет: 7Б - твердая
Год издания: 2010
Язык: Русский
Вес: 326 г
ISBN: 978-5-17-066004-9
Бумажный вариант

В корзину

есть в наличии

Подробно:

Содержание

Джозеф Хеллер. Вообрази себе картину I. Вообрази себе картину 1 2 3 4 II. В Голландии 5 III. Изобретение денег 6 7 8 IV. Я самый странный из смертных 9 10 V. Возникновение Голландской республики 11 VI. Роль селедки в истории человечества 12 VII. Биография 13 14 VIII. Век Перикла 15 16 17 IX. На чьей стороне они были? 18 19 20 Х. С деньгой нигде не пропадешь 21 ХI. Вы только представьте 22 23 24 25 ХII. Литературное наследие 26 ХIII. Платон 27 28 29 ХIV. Аристотель 30 31 ХV. Последняя потеха 32 ХVI. Последние слова 33 34 35 36 37 Примечания



Аннотация

Один из самых необычных, элегантных и остроумных романов Джозефа Хеллера. Роман, который эффектно балансирует между сюрреалистической фантазией, философской притчей, крайне нонконформистской исторической прозой и блестящей литературной пародией на все вышеперечисленные жанры разом. Рембрандт ван Рейн, Аристотель, Сократ, Алкивиад, Платон - все эти персонажи под острым, как нож, пером блистательного Джозефа Хеллера превращаются в ядовитые шаржи на самих себя, но зато максимально приближаются к психологическому восприятию современного читателя.

Отрывок из книги

I. Вообрази себе картину 1 Размышляя над бюстом Гомера, Аристотель, пока Рембрандт погружал его в тени и облачал в белый саккос Возрождения и черную средневековую мантию, часто размышлял о Сократе. Критон, я задолжал петуха Асклепию, -- говорит Сократ у Платона, выпив чашу с ядом и ощущая, как онемение всползает от чресел вверх и приближается к сердцу. -- Так отдайте же, не забудьте . Разумеется, Сократ задолжал петуха не тому Асклепию, который -- бог врачевания. Торговец же кожей Асклепий, о котором мы здесь расскажем, сын врача Евриминида, недоумевал не менее прочих, услышав о таком завещании от раба, следующим утром явившегося к нему на порог с живым кочетом в руках. Власти также проявили живой интерес и взяли Асклепия под стражу, чтобы как следует расспросить. Поскольку он уверял, что сам ничего не понимает, и не желал объяснить, какой тут кроется тайный код, его приговорили к смерти. 2 Рембрандт, изображая Аристотеля, размышляющего над бюстом Гомера, сам размышлял о бюсте Гомера, стоявшем слева от него на красной скатерке, накрывшей квадратный стол, и гадал, много ли денег сможет принести ему этот бюст на публичной распродаже его имущества, которая, размышлял он, рано или поздно станет более или менее неизбежной. Аристотель мог бы сказать ему, что денег он принесет немного. Бюст Гомера был имитацией. То было неподдельное эллинское подражание эллинской же копии со статуи, которую не с кого было лепить, потому что оригинала никогда не было на свете. Существуют документальные свидетельства того, что Шекспир действительно жил, однако нет достаточных доказательств того, что он и вправду мог написать свои пьесы. У нас имеются Илиада и Одиссея , но не имеется доказательств реального существования сочинителя этого эпоса. В одном ученые сходятся: нечего даже и говорить о том, что обе поэмы мог целиком и полностью написать один человек, если, разумеется, человек этот не обладал гениальностью Гомера. Аристотель помнил, что такие же бюсты Гомера попадались в Фессалии, Фракии, Македонии, Аттике и Эвбее на каждом шагу. Лица, если не считать пустых глазниц и разинутого в пении рта, всегда были разные. Всех называли Гомерами. С какой радости слепцу приспеет охота петь, Аристотель сказать не мог. Относительно денег, которые удастся выручить за картину, сомнений не было никаких. Условия оговорили заранее в касающейся этой работы переписке между сицилийским вельможей и проживавшими в Амстердаме голландскими агентами, одного из которых, по-видимому, и следует поблагодарить за то, что он предложил Рембрандта в качестве исполнителя и свел две эти фигуры, занимавшие видное место в мире искусства семнадцатого столетия, но лично никогда не встречавшиеся, хотя отношения их, отношения художника и его покровителя, продлились долее одиннадцати лет, включив в себя по меньшей мере один обмен язвительными посланиями, в которых заказчик жаловался, что его надули, а художник уверял в ответ, что ничего подобного. Сицилийским вельможей был дон Антонио Руффо вполне вероятно, что этот рьяный и разборчивый собиратель произведений искусства до того, как заказать голландскому живописцу портрет философа, понадобившийся ему для коллекции, которую он создавал в своем мессинском замке, никаких работ Рембрандта, кроме оттисков его офортов, и в глаза не видел. Много лет прошло, прежде чем Руффо уяснил, что изображенный на картине человек -- это Аристотель. Того, что человек, на голове которого покоится ладонь Аристотеля, есть не кто иной, как Гомер, он так никогда и не узнал. Ныне мы соглашаемся с тем, что лицо на медальоне, прицепленном к золотой цепи, коей нуждающийся художник украсил философа, скорее всего принадлежит Александру, хотя, если не особенно привередничать, в нем можно найти и сходство с Афиной, лица которой никто из встречавшихся с нею зарисовать, разумеется, не пытался. Никто из писавших или ваявших Афину, включая и скульптора Фидия, создавшего гигантскую фигуру богини, которая приводила в оторопь всякого, кто дивился Акрополю, понятия не имел, к...

 

Рекомендуем: