Рыбья Кровь и княжна, 978-5-17-070120-9

281,00 руб

Краткое описание:

Издательство: АСТ
Автор: Евгений Иванович Таганов
Серия: Историческая фантастика
Страниц: 506
Формат: 206x135x32 мм
Переплет: 7Бц - твердая, целлофанированн
Год издания: 2010
Язык: Русский
Вес: 454 г
ISBN: 978-5-17-070120-9
Бумажный вариант

В корзину

нет в наличии

Подробно:

Аннотация

Не любят наследные князья Дарника по прозвищу Рыбья Кровь. Выскочкой считают. А как иначе? К своим восемнадцати годам Дарник столько успел, что другим на целую жизнь хватило бы. Из вожака шальной ватаги удальцов-бой-ников превратился в воеводу, охраняющего городище Липов от настоящих разбойников. А как на соседской княжне Все-славе женился - и вовсе законным князем стал в глазах всего Русского каганата. А скучать в те времена некогда было. VIII век. Темное средневековье. Сплошные походы да битвы. Дарник со своим войском то в степном Заволжье окажется, то в Малой Азии повоюет. На Крите побывать довелось, в Болгарии, Крыму. А в Таврические степи он и вовсе как визирь хазарской орды пожаловал. Вот такая у Дарника жизнь интересная. Только успевай мечом отмахиваться...Отрывок из книги

Евгений Таганов Рыбья Кровь и княжна ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 Поединок был как поединок, хоть и назывался судебным и сражались не простые воины, а лучшие князья Русского каганата. Парные мечи и обнаженные торсы поединщиков обещали быструю первую кровь, но она все не проливалась, хотя ожесточения, по крайней мере, с одной стороны было предостаточно. Этой ожесточенной стороной являлся гребенский князь Тан, высокий, широкоплечий, с узловатыми мышцами молотобойца, он яростно атаковал своего куда менее внушительного противника. Однако всем собравшимся во дворе кагана знатным зрителям: князьям, тиунам-управляющим, воеводам — знатокам ратного дела, казалось, что именно восемнадцатилетний князь Дарник по прозвищу. Рыбья Кровь ведет поединок, хладнокровно уворачиваясь и отбиваясь, выжидает удобный момент. Не достигая своей цели мечами, Тан дополнял ее словами. — Ты жалкий безродный выродок! — рычал он свистящим шепотом, не слишком подходящим его великаньей стати. — Верно, — коротко отвечал ему Дарник. — Ты трусливый лесной разбойник! — И это так. — Княжны Всеславы не видеть тебе как своих ушей! — Конечно, не видеть, — соглашался и с этим молодой липовский князь. Захватив крестовиной своих мечей мечи противника. Рыбья Кровь сильно отбросил их в сторону и. продолжая разворот, повернулся к Тану спиной и из-под руки всадил ему в живот оба своих меча. Конечно, можно было пожалеть неразумного витязя, но поставить твердую точку в своем первом посещении каганской столицы для Дарника оказалось гораздо предпочтительней. Потрясенные зрители не верили своим глазам. — Ну что ж, ты победил честно! — произнес в полной тишине каган Влас. Смертельно раненного Тана унесли его гриди, а князья, воеводы и тиуны вернулись к праздничным столам. В VIII веке мало кого могла смутить внезапная смерть сильного, хорошо подготовленного к любым испытаниям мужчины во цвете лет. Раз погиб, стало быть, истек срок его жизни, стало быть, никакой ловкостью и умением не укроешься от своей судьбы и винить в этом вряд ли кого следует, особенно если все произошло в столь чистом и ясном поединке. Надо сказать, что средняя продолжительность жизни в то время на Среднерусской возвышенности, как и во всей Евразии, составляла 30 лет. Поэтому, чтобы человек мог чего-нибудь выдающегося достигнуть, он должен был с младых ногтей проявлять незаурядную энергию, нацеленность и осмотрительность. Но и всего этого могло не хватить, если у него недоставало гибкости ума, самообладания, умения ладить с людьми. Вот почему такое значение имела в ту пору знатность происхождения. Само взросление в достатке, умных разговорах и повиновении окружающих давало правящей верхушке ту фору, которой не было у простолюдинов. Если среди последних и появлялись яркие личности, то князья и тиуны смотрели на них без всякой зависти, заранее зная, что эта яркость долго не продлится, — один-два промаха, и все у очередного выскочки пойдет прахом. — Ты такой же, как и мы! — закричит чернь и с радостью стащит своего вчерашнего любимца с самого высокого трона. Другое дело любой пусть маленький, но знатный честолюбец. Одно наличие богатой и влиятельной родни не даст ему сильно упасть, да и простолюдины всегда к нему более снисходительны. Князь Тан был прав — Дарник являлся в глазах наследных князей самым вызывающим выскочкой. Его непрерывное восхождение наверх продолжалось уже третий год. В 15 лет сбежав в одиночку из затерянного в дремучих лесах селища Бежеть, он повстречался с тремя охотниками за рабами. Убив главаря и соврав, что ему двадцать лет, Дарник сам возглавил их бродячую ватагу. Через два месяца под его началом находилась уже дюжина удальцов-бойников. Чудом избежав княжеского суда в славном городе Корояке, юный бежечанин с небольшим ополчением разгромил непобедимую дружину разбойников-арсов и свою первую самостоятельную зимовку встречал уже как воевода городища Липов. Еще два года сражений, и бойники вместе с жителями городища выбрали его своим князем. На исходе своей третьей предводительской зимы он уже ехал на съезд ...

 

Рекомендуем: