Смит. Горящий берег, 978-5-17-069008-4

314,00 руб

Краткое описание:

Издательство: АСТ
Автор: Уилбур Смит
Серия: Популярная литература
Страниц: 448
Формат: 210x160x21 мм
Переплет: обл - мягкий переплет
Год издания: 2011
Язык: Русский
Вес: 462 г
ISBN: 978-5-17-069008-4
Бумажный вариант

В корзину

есть в наличии

Подробно:

Аннотация

Уилбур Смит - автор 30 исторических, приключенческих и остросюжетных романов, в том числе знаменитого Седьмого свитка. Его книги переведены на 27 языков. Их суммарный тираж - свыше 110 миллионов экземпляров. Вторая Мировая война. Африка. Черный континент, который станет новым домом для французской аристократки Сантэн де Тери, невесты молодого летчика-аса Майкла Кортни. Однако у войны - свои законы. Корабль, везущий Сантэн к Майклу, потоплен, а ей удается спастись буквально чудом… Семья Кортни не оставляет поиски невесты сына, а она между тем, оказывается в руках дезертира - человека, не боящегося ни Бога, ни дьявола. Человека, от которого зависит - жить ей или погибнуть. Так начинается потрясающая воображение история о приключениях, войне, любви, предательстве, мести и семейных тайнах!Отрывок из книги

Майкла разбудила безумная ярость пушечной пальбы. В предрассветной тьме множество артиллерийских батарей с обеих сторон гряды совершали непристойный ритуал принесения свирепых жертв богам войны. Майкл лежал и темноте под шестью шерстяными одеялами и смотрел, как через щели палатки, словно страшное северное сияние, пробиваются огни разрывов. Одеяла на ощупь были холодные и влажные, как кожа мертвеца, мелкий дождь стучал по брезенту над головой. Холод проникал сквозь одеяла, но Майкла согревала слабая надежда. Совершать полеты в такую погоду невозможно. Ложная надежда быстро угасла: прислушавшись к канонаде, Майкл сумел по этим звукам определить направление ветра. Ветер снова юго-западный, он приглушает какофонию боя. Майкл вздрогнул и натянул одеяла повыше, до самого подбородка. Как бы подтверждая его прогноз, мелкий дождь внезапно прекратился. Стук капель по брезенту стал тише, потом почти исчез: вода падала только с яблонь — ветви под неожиданными порывами ветра встряхивались, точно вышедший из воды спаниель, и обрушивали капли на крышу палатки. Майкл решил, что не станет тянуться к золотым часам на перевернутом упаковочном ящике, заменявшем стол. Все равно скоро вставать. Он плотнее закутался в одеяла и задумался о своем страхе. Боялись все, но суровые условия их жизни и полетов и обстоятельства смерти не позволяли говорить о страхе даже в самых уклончивых, обтекаемых выражениях. «Стало бы мне легче, — подумал Майкл, — если бы вчера вечером, когда мы пили виски и обсуждали завтрашние действия, мог сказать Эндрю: Я ужасно боюсь того, что нам предстоит?» Он улыбнулся в темноте, вообразив смущение Эндрю тем не менее он знал, что Эндрю чувствовал то же самое. Это выдавали его глаза и то, как дергалась тогда его щека — ему приходилось то и дело касаться ее рукой, чтобы унять подрагивание. У всех ветеранов свои странности: у Эндрю дергается щека, и он постоянно сосет пустой мундштук, как ребенок соску. Майкл во сне так громко скрежещет зубами, что сам от этого просыпается он до мяса обгрызает ногти на левой руке и каждые несколько минут дует на пальцы правой, словно притронулся к горячим углям. Страх делает их всех слегка ненормальными и заставляет слишком много пить, чтобы притупить обычные реакции. Но они ведь и без того немного не в себе, и алкоголь словно не действует на них, не притупляет зрение и не замедляет движение ног на резиновых педалях. Нормальные погибают в первые три недели, падают как подкошенные, как сосны во время лесного пожара, или разбиваются о раскисшую, вспаханную разрывами землю с такой силой, что кости разламываются и их осколки протыкают плоть. Эндрю продержался четырнадцать месяцев, Майкл — одиннадцать это во много раз больше, чем отпущено богами войны людям, летающим на хрупких конструкциях из проволоки, дерева и брезента. И вот они дергались и ерзали, подмигивали и пили виски, издавали короткие смешки и сконфуженно шаркали ногами, а на рассвете лежали на койках, холодея от ужаса, и прислушивались к звукам шагов. Майкл услышал шаги должно быть, час более поздний, чем он предполагал. Подходя к палатке, Биггз выругался, наступив в лужу его сапоги издавали в грязи непристойное чмоканье. В щели стал пробиваться свет его фонаря Биггз повозился с завязками клапана и, пригнув голову, вошел. — Прекрасное утро, сэр, — произнес он бодро, но негромко — из уважения к тем офицерам в соседних палатках, у кого сегодня нет вылетов. — Ветер юго-юго-западный, сэр, небо проясняется. Над Камбре видны звезды… Биггз поставил принесенный поднос на перевернутый ящик и принялся подбирать одежду, которую Майкл накануне вечером побросал на пол. — Который час? Майкл изобразил пробуждение от глубокого сна, зевал и потягивался, чтобы Биггз не догадался о часе ужаса и легенда оставалась бы ничем не замаранной. — Полшестого, сэр. — Биггз закончил складывать одежду Майкла и подошел к нему с толстой фарфоровой чашкой какао. — Лорд Киллиджеран уже встал и ожидает в кают-компании. — Да он просто сделан из железа! — простонал Майкл....

 

Рекомендуем: